Война – испытание на Человечность!

Съёмки телевидения Великобритании. Русская женщина в годах. Сидит, тихо плачет. У неё плохо работают руки. Она говорит: «не помню как… увезли… поезд. Там, куда привезли – детей можно было забирать себе. Это – в Германии было. 41-й шёл, война». Одна из немок взяла себе немощного ребёнка, эту девочку. Пела ей колыбельные, делилась той едой, что имела…  Русская женщина в годах берёт в свои слабые руки куклу, поёт ей колыбельную на немецком. Плачет. «Она самая лучшая была, моя немецкая мама… И, там много таких было… Детей русских к себе брали… Воспитывали… И зачем нас туда везли?».

 

Ах, война, что ж, ты, подлая, сделала?

Другая русская женщина говорит: «нас в Германию увозили, согнали к поезду. Там солдат стоял, – возле него бочка. Он брал такую большую тряпку (квач), окунал её в бочку, и брызгал на нас какой-то жидкостью. Это была санобработка. Там, в Германии, работали на заводе, делали какие-то детали. Трудно было. А ночью спать невозможно, из-за клопов в бараке. Я стала делать брак. Пришёл немец, спросил – почему брак? Я сказала – клопы. Он ответил – брак нам не нужен, ты больше не будешь там спать. Угнали в другое место. В лагерь. Там жили только 21 день, больше не выдерживали многие. Тех, кто выдерживали дольше этого срока, угоняли в другие лагеря…».

 

Теперь эта женщина живёт в Польше. Очень давно замужем за поляком. Не забывает русский язык, научила ему всех своих внуков. И не забывает войну. «Война больше не должна случаться…». Плачет…

 

«Городок провинциальный, вертится фокстрот. На площадке танцевальной – сорок первый год».

 

Человеческие судьбы. Мы все – лишь люди. Даже в рамках войны. Просто она обнажает в нас то, что есть. В том мальчишке, кремлёвском курсанте, девятнадцати лет от роду, рост – сто восемьдесят три сантиметра, который, не успев даже понять своей значимости, был раздавлен фашистскими танками под Москвой. В той простой немке, которая пожалела убогую русскую девчонку, и… взяла её жить.

 

Каждому дано будет по заслугам его. Как страшно, что только война обнажает в нас то, что заложено природой. Как обидно, что друг познаётся только в беде. Человек непременно должен подвергнуться «обработке», чтоб стать настоящим Человеком.

 

Евреи, жившие в начале Второй Мировой в странах, оккупированных Германией, умирали сотнями тысяч в гетто. От голода. Прямо на улицах. В сорок втором польских евреев немцы начали свозить в Треблинку, лагерь смерти. Снова съёмки ТВ. И ещё одна пожилая женщина. Её тогда, в страшном сорок втором укрыл в своей семье один поляк, который рисковал при этом всем. Не только собственной жизнью. Ещё – жизнью своей жены и маленького сына. Польские евреи терпели недолго, они подняли восстание. В ответ гитлеровцы сожгли почти всю Варшаву, 85 процентов. Практически стёрли старинный город с лица Земли. Поверьте, видеть старое фото той, разрушенной польской столицы – дико. Выживших отправили в Равенсбрюк. Туда, где заключённых жгли в печах и проводили над ними бесчеловечные опыты.

 

Венгерским евреям грозил Освенцим. Что означает это название, думаю, объяснять не стоит. Там, в Венгрии, находился, волею судьбы отец той самой девочки, спасённой поляком. Его привели пред ясные очи некоего немецкого офицера, который назвал пленного свиньёй и потребовал выдачи каких-то мифических военных секретов. А тот заметил на столе шахматную доску, сообщил, что его брат – чемпион Польши по шахматам, и… предложил немцу сыграть партию. И немец… согласился. А дальше – почти сказка, фашист всячески защищал польского еврея. Не только за умение играть в шахматы. Просто – увидел в нём Человека. В результате этого «штабного» немца угнали на Восточный фронт. Где-то там он и погиб.

 

Снова – та женщина, польская еврейка. Ей уже больше семидесяти лет. Она говорит – люди постоянно кого-то обвиняют, немцев, поляков, евреев, русских. Нельзя обвинять отдельного человека. Каждый из нас – лишь то, что из себя представляет, на что способен, что вложено в него воспитанием. Главное – суметь остаться Человеком. Даже в том жутком аду, который называется – Война.

Дик и страшен был для России год сорок 1941-й от рождества Христова. Помните, у Булгакова – Мать сказала детям – живите. А им пришлось мучиться и умирать.

 

Сразу после того сообщения по радио, в выходной день, воскресенье, что прочитал Левитан, сегодня, в 4 часа утра, фашистская Германия, без объявления войны, напала на Советский Союз…, в Москве начались погромы. Нам не рассказывали об этом в школе. Но это – было. Мародёры грабили магазины. В осаждённом Ленинграде на рынке сидели румяные, сытые продавщицы, и торговали мясом. И каждый питерский пацан или девчонка знали, что это – человеческое мясо. И торгуют им каннибалы.

 

Мы просто обязаны оставаться людьми. Всегда. Даже когда жутко мучаемся и умираем. Даже когда жутко мучаются и умирают дети. В условиях войны, НАШИ дети. Не доведи, Господь, до новой войны…

 

Елена Бочарникова

 

Рубрика: Из истории | Метки: , , ,
elektronik sigara elektronik sigara e sigara satış sitesi e sigara