Биоэтика? Имеем ли мы право?

Tempora mutantur et nos mutamur in illis. Это латынь. В переводе – времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

 

Мы меняемся так катастрофически, что катастрофа неизбежна. Да простит меня читатель за использование приёма «масло-масленное». Мы изменились настолько, что можем решать такие вопросы, которые до этого был способен решать только Бог. Я – нисколько не религиозный фанатик. Я – просто человек, живущий на планете Земля, ценящий красоту, с изначальным уважением относящийся к другим людям, и чувствующий вокруг себя постоянное и чудесное божественное присутствие.

Но речь не об этом. Я хотела бы повести речь об этих самых катастрофических изменениях.

 

Я хочу поговорить о достаточно новой науке. Её имя – биоэтика. Началась она, скорее всего, с Нюрнбергского процесса, на котором были обвинены в преступлении против человечества фашистские доктора от медицины, ставящие бесчеловечные эксперименты над заключёнными в концлагерях.

 

Началась… да и продолжилась. Эксперименты продолжились, если точнее. Но – ведь их оправдать как-то надо, не так ли? Замечательный выход – придумать новую науку. Дать ей красивое название – биоэтика, написать строго обоснованные тезисы, и – вот оно, желанное. Сбылось. Гиппократовы принципы в медицине уже изжили себя. А особенно – главный из них – «не навреди» (не утрирую, так и есть). Именно это широко обсуждается биоэтиками. Отныне человеческое тело как таковое названо «объектом». Методы лечения и изменения «объекта» – основные направления современной науки.

 

Кому мы должны «не навредить», спрашивает нас биоэтика, в том случае, когда развивающемуся плоду уже во время беременности ставится диагноз «синдром Дауна»:

- матери, помогая избавиться от ущербного плода

- ребёнку, избавляя его от участи инвалида

В случае такого диагноза беременной матери должно назначить аборт.

 

Предыдущий абзац – это цитата из доклада на симпозиуме биоэтиков, включая слово «ущербного». Это – не вымысел автора данной статьи. Относиться к этому можно по-разному. Можно называть людей с синдромом Дауна «ущербными». Можно так называть мать, родившую ребёнка с таким диагнозом, знающую какими испытаниями ей это грозит. А можно так назвать человека, произнесшего эти слова с международной трибуны. Дело совести и понимания каждого. Мы все, слава Богу, свободные люди. И живём, слава Богу, вроде бы в свободной стране.

 

Одно из направлений исследования биоэтики (не особо афишируемая) – правомерность нахождения в обществе «ущербных» людей. Безруких и безногих от рождения, с ДЦП и коматозных больных, немощных стариков и молодых инвалидов, ставших такими в результате несчастного случая. Ведь все эти «объекты» потребляют некоторое количество природных и социальных ресурсов, которые так необходимы всем остальным, здоровым (или почти здоровым), с руками и ногами. Тем, кто «более достоин» и «более нужен» обществу. Тем, кто сможет принести пользу обществу. Инвалиды и старики по определению такую пользу принести не могут. Они только потребляют. Ату их!

Но… вот сейчас и утрирую. Мы же – цивилизованные люди. Не каннибалы же, прости, Господи. Поэтому, просто любим поболтать на тему: имеют ли право все вышеперечисленные неполноценные «объекты» находится в социуме, или же к ним нужно применить что-нибудь вроде эвтаназии. И они не мучаются, и нам больше достанется. Ресурсов, конечно.

 

Наука биоэтика не стала останавливаться только на человеке. Она пошла дальше, и заговорила об «этике Земли». Это понятие включает в себя и животных, и растения, и воды и почву. О своей любви ко всему этому мы поём в песнях и слагаем об этом стихи. Петь – то поём, но что, или кого мы при этом любим? Почву, которую безжалостно кормим пестицидами и другой подобной дрянью? Воды, для которых предназначили удел канализационных стоков и вращателей турбин? Животных, многие виды которых уже исчезли с поверхности планеты под нашим напором? Растения, которые мы избрали для опытов в плане трансгенной мутации?

 

Хорошая наука – биоэтика. Этика жизни. Наука, подарившая бездетным парам надежду на продолжение рода. Тяжело больным, нуждающимся в трансплантации органов – надежду на исцеление. Наука, определяющая статус «объекта», то бишь, человеческого тела – как единицу в составе всего живого на Земле.

 

Только что-то тут не связывается, что-то фальшивит…

Или мне так кажется? Или нет ни у кого из нас права такого – назвать другого человека ущербным. Если только человек этот не опасно асоциален (маньяк-преступник или террорист-убийца, например). Все мы, люди – части одного целого Биоценоза и Биосообщества. Части ПОКА ещё живой планеты по имени Земля. В этом я с биоэтиками полностью согласна.

 

Елена Бочарникова

Зеленодольск

http://www.urano.ru/

 

Рубрика: Общество | Метки: , ,
elektronik sigara elektronik sigara e sigara satış sitesi e sigara