Балкон в России меньше чем балкон

Балкон в российской обычной квартире – это одновременно и больше и меньше, чем просто балкон. То, что россияне называют балконом, во всех цивилизованных странах именуется небольшим оборудованным карнизом. На таких «карнизах» европейцы пьют свой утренний кофе, или, развалясь в шезлонге, принимают солнечные ванны. Или же устанавливают там спортивные тренажёры для зарядки. В России же выход на балкон часто сильно затруднён из-за неимоверного количества покрытого пылью и грязью мусора, который там хранится. Конечно, пыль – это особенность континентального климата Азии, с которым нужно как-то мириться, но … весь этот мусор. Ведь это практически идеально иллюстрирует все комплексы и страхи россиянина.

Один из самых первых подсознательных страхов – это страх перед подорожанием, дефолтом, новой революцией, катастрофой и концом света, а также перед тем, что в квартире что-нибудь, да сломается. Кому не известна фраза: « В хозяйстве всё пригодиться». Для этого россияне хранят на своих балконах запасы сахара, круп, консервов собственного приготовления (помидорчики-огурчики, и другие всевозможные варенья-соленья производства 90-х, или, даже 80-х годов прошлого столетия).

Второй страх или комплекс рождается из генетического неуважения российского простого люда к частной собственности. Все мы прыгнули из развитого феодализма через неразвитый социализм в подобие коммунизма. В результате – чужое добро уважать так и не научились, а поэтому совершенно не надеемся, что кто-то будет уважать наше. Если добавить к этому типичное для россиян ощущение бренности бытия и очень глубокое чувство собственной недостойности (не зря так любили и почитали юродивых на Руси), то получается любопытный феномен: покупая любую вещь, житель России как будто не берёт её навечно в собственное владение, а, как бы временно, или напрокат, или «до худших времён». Он чувствует, что в абсолютно любой момент эту вещь придётся либо вернуть в магазин, либо снести в ломбард, либо, с глубокой горечью отдать в ремонт, когда она (обязательно) сломается. Россиянин заранее к этому готов. А иначе, чем можно объяснить нашу традицию вечно сохранять на своих балконах упаковочные коробки от мониторов, телевизоров, стиральных машин, утюгов и т.д. и т.п.?

А третий «балконный комплекс» – от того, что наш сервис до сих пор пребывает в глубоко зачаточном состоянии. Именно из-за него мужчина, могущий забивать гвозди, ценится так же высоко, как и мужчина, могущий бить хулиганов. Даже после развала СССР, идеал мужчины – это амбал с квадратной челюстью, гегемон с молотом в мозолистой ладони. Профиль такого гегемона до сих пор можно увидеть на мозаике метрополитена, некоторых старых домах и фасадах маленьких полустанков. Такой мужчина – совершенный нищеброд, это видно даже не столько по одежде, сколько по выражению лица, он способен лишь на работу молотом, который держит в руке, или на банальное битьё морды. Он принёс России (и не только Москве) одни лишь слёзы. Москва, как известно, слезам верить не привыкла, а зря. Ещё со времён Петра Первого высший и средний российский класс засел в пивнушках в подражание европейскому быдлу. И вести себя начал соответственно. С тех пор ничего не изменилось, и этим можно объяснить практически все процессы в нашей стране – от Октябрьской революции до массово-оптовой закупки дорогущих «Майбахов» администрацией президента.

За рубежом всё иначе. Тамошний идеал мужчины – это хорошо одетый человек с образованием и манерами, умеющий зарабатывать деньги. И, умеющий не выпячивать эту свою особенность. Если такому человеку нужно повесить полочку, заменить кран или перевезти мебель, он наймёт специалиста с лицензией и инструментами. Профессионал приедет быстро, решит проблему, оставшийся после работы мусор вынесет сам, и оплату возьмёт совершенно адекватную. Именно так в каждой нормальной стране работает хорошо развитый сервис. И именно поэтому в Европе не принято заваливать балконы инструментами (включая разномастные болтики, отвёртки и гаечные ключи советских времён, которые никогда и нигде не придутся к месту), обрезками фанеры, остатками кафельной плитки, банками с давно засохшей краской и т.д. Мотив для хранения всего этого богатства один: «А вдруг пригодится?».

Конечно же, и в России существуют некие профессионалы строительно-ремонтных работ. Но их услугами пользоваться часто страшно, ибо они вполне могут заломить совершенно дикую цену, испортить дорогой материал, затянуть сроки выполнения до невозможности, а потом уйти в запой, или просто исчезнуть в неизвестном направлении.

Кроме всего этого, в нашей стране веками складывалось убеждение, что жилище – это всё, составляющее и входящее во внутреннюю планировку личной собственной избы, и крепко запирающееся от всех посторонних на ключ. Всё остальное, что на ключ не запирается (а сюда входят и балконы, и подъезды домов) – улица. А улица – это не частная собственность, и не подворье родной избы, а владение некоего помещика (ныне это ЖКХ или мэрия города). И как сладостно холопу незаметно досадить проклятущему помещику! Поэтому чем гаже и грязнее станет лестничная клетка, фасад дома или балкон, тем милее и уютнее станет собственная, закрытая от чужих изба. Чем же ещё можно объяснить то, что в России даже застеклённые балконы покрыты чудовищной грязью и моются раз в пять лет, а то и еще реже.

Елена Бочарникова

 

 

 

Рубрика: Общество | Метки: , ,
elektronik sigara elektronik sigara e sigara satış sitesi e sigara